Expand Cut Tags

No cut tags
Просто в антракті концерту Тіккі в мене закінчилася «Кав’ярня на розі» Оксани Сайко.Read more... )
P. S. Ленчик, дякую :-*

Тарас Прохасько і Мар'яна Прохасько "Хто зробить сніг". Мила дитяча книжка, не геніальна, але хороша. Особливо хороше читається удвох, лежачи на пузі між озером і ожиновим кущем.

Ирвин Шоу «Ночной портье», аудиокнига. Я нашла свое идеальное пляжное чтиво. Очень легко и просто, чуть детектива, чуть приключений, без особых притязаний на великую литературу. Но какой стиль, какой язык! Не спотыкаешься ни о какую нелепость, натянутость, наигранность, банальность, - просто летишь по склону повествования. В обертке из такого легкого и талантливого письма просто проглотить сюжет, наполненный неестественными совпадениями. Читаю сейчас много нарочно усложненных, утяжеленных или украшенных текстов, в них есть своя, тоже нужная мне, прелесть. Но среди них «Ночной портье» показался глотком чистой воды. На пару недель забыла о своей любви к сложностям и восторгаюсь: вот можно же писать просто и в то же время не глупо!

Свершилось чудо и я дочитала хоть что-то. «Белую гвардию» с монитора. Начинала еще зимой, когда снег, мороз, бои вот прямо на улицах Города и прочее  дежавю О_о Но давилась этим романом  до сейчас, увлекательно стало только ближе к концу.  Самое замечательное в нем – именно Город. Нет ни одного другого произведения, где я бы настолько полно узнавала каждое место.  Роман накрепко привязанный к ландшафту. Даже не только к ландшафту, но и к самому дому, и это очень неожиданное и приятное ощущение – узнавать и представлять не только улицы и перекрестки, отдельные здания, но и комнаты, веранду, печку, лестницу того самого дома…  Наверное, я теперь знаю, что чувствуют дублинцы по отношению к «Улиссу». А я могу это почувствовать только с произведениями о Моем Городе.

 

С другой стороны, я теперь больше поняла свою институтскую преподавательницу по украинской литературе. Мы пришли к ней, все такие восторженные фанаты Булгакова после 11 класса с «Мастером и Маргаритой» в программе, других произведений не читавшие. А она нам: да Булгаков ваш украиноненавистник и  шовинист, да еще и писать не умеет, стиля никакого! Позор для Киева вообще. А у нас праведный гнев, конечно. В общем, действительно, автор – очень не фанат УНР. Но в целом сдержан, иной шовинист позволил бы себе больше. А тут так – почти нейтрально.

 

Вот так почти сто лет назад – а все так же стоят эти дома, церкви, улицы, площади, памятники, и конфликты все очень похожие. «Це вам не Россия, добродию».

 

За отпуск позорно не прочла ни страницы. Вернувшись, прослушала аудиокнигу про этого вашего Гэтсби. Написано хорошо, переведено на украинский почти нормально, прочитано хорошо, прослушано быстро. К просмотру соответствующего балета готова.

И это, если таки съехать из жж, где вам будет удобно читать про книги? если вообще про них кто-то читает Контакт и Фейсбук не подходят, там слишком публично и забъется другой информацией, а я опять не буду помнить, что же я там читала.

Очень сложно сейчас со чтением. Постоянно мешают новости, периодически работа, а теперь еще и реконструкция (я уж было отложила ее на следующую жизнь, но упс).
Так что могу похвастаться только прослушанной аудиокнигой "Три товарища" Ремарка.
Что сказать, я несколько в недоумении. Книга прекрасная, лучше многих. Однако людей, называющих Ремарка своим любимым писателем, я не особо поняла. Что это было, мелодрама для мальчиков? Есть мнение, что я просто не ту книгу читала. А для этой я слишком черствый сухарь. Отзыв получился какой-то негативный, хотя в целом мне понравилось. Часы в маршрутке сложно провести лучше %)

Данило Кіш, збірка оповідань «Книга любові і смерті». Інтрига полягає в тому, що про любов там не йдеться, а смерті місцями забагато навіть для мене. А в іншому – чисте захоплення.
Натрапила випадково. От ви б змогли пройти повз книгу з назвою «Антологія сербської постмодерної фантастики»? Це був той випадок, коли мої друзі отримують у подарунок небанальну літературу, хочуть вони того чи ні. Тобто примірник був один, він подарований, а я з цікавості почала копати авторів, представлених в антології. І Данила Кіша накопала першого, схоже, він не остання постать у сербській літературі. До фантастики має швидше опосередкований стосунок, тоді як до постмодернізму – безпосередній.
Тут я маю вставити кілька слів про наші взаємини з постмодернізмом. Я його мало розумію і дуже люблю. Звісно, ідея в тому, щоб ніхто не розумів тих текстів повною мірою, хоча на перший погляд вони зовсім прості. Проте я постійно ревниво думаю про більш освічених читачів, котрі обов’язково бачать на один рівень більше за мене і вигрібають сильніший катарсис за ті самі час та гроші. Не закінчуйся, будь-ласка, постмодернізме, ми не заживемо, поки не розшифруємо всі твої сенси.
Отож, Данило Кіш. Почала з оповідань, які є в мережі, сподобалися, раджу: http://www.danilokis.org/ua.htm , http://www.danilokis.org/ru.htm . Потім докупила книгу «Піраміди», та ж серія, що і попередні «Люди з веснянками».
Загалом більшість оповідань присвячені перепетіям ХХ століття і так чи інакше пов’язані із впливом тоталітаризму на особистість. Реальність концтаборів дає поживний грунт для розквіту постмодерної фантасмагорії. Утім, є оповідання майже апокрифічні, є цілком фантастичні, є автобіографічні, і про середньовічну інквізицію, і про єврейські погроми (взагалі багато про євреїв). Про повій, поетів, революціонерів та нквдистів. Про книги реальні, вигадані та напіввигадані. «Напіввигаданий» - взагалі добре означення для прози Кіша. Він міцно вплітає в реальне історичне оточення цілком вигаданих персонажів і події. Або, навпаки, художньо оживлює певні випадки, про які лишилися скупі свідчення очевидців.
Якщо порівнювати з найвідомішим сербським постмодерністом Павичем, то Кіш ближчий до реальності та сьогодення і, мабуть, більш серйозний і трагічний (тут трагічний не дорівнює пафосному). До речі, я була дуже здивована, коли дізналася, що письменник помер 1989 року. Із перших прочитаних текстів в уяві чомусь склався образ сучасника.
Окремі аплодисменти дістаються перекладачеві Аллі Татаренко. Прекрасна соковита мова і все в рамках літературної. Складно оцінити, може, із сербської легше перекладати, ніж, наприклад, з англійської. Утім, навіть із російської можна перекласти, знищивши всі художні особливості. А тут така розкіш. Овації, однозначно. І зовсім по секрету (тсс!): у книзі є певна кількість досконалих оповідань. Жодної друкарської помилки! Ух! Шкода, все-таки не всі досконалі.

Hugo Hamilton “The Speckled People”. В украинском переводе – Гюґо Гамільтон «Люди з веснянками».  Русского перевода нету.

 

Книга нашла меня сама, когда ирландская музыка заиграла по радио-точке. Музыка оказалась сопровождением к чтению, и я прослушала главу воспоминаний о детстве ирландского мальчика, 50 - 60-е годы, Дублин. И сквозь призму наивного детского непонимания – взрослые ирландские конфликты, политика, вражда между соседями. Приятный украинский перевод. По-прежнему интересная мне тема, и что-то было в этом тексте, что роднило его с любимым ирландским кино. Короче, запомнила, погуглила.  Целиком не нашла, только еще одну главу, вот: http://alarum.16mb.com/2011/12/gyugo-gamil-ton-lyudy-micheni-vesnyankam-2/

 

Тут уже вырисовывается главная особенность: это история необычной семьи, где отец – пламенный ирландский националист до крайностей, а мать – немка, жившая во Вторую мировую в Германии. И становится понятно, почему украинских издателей книга заинтересовала. Основная тема – языковой конфликт, и это вызывает определенные ассоциации с языками в Украине. Не удержалась, купила в бумаге и не спеша наслаждалась несколько месяцев, хотя там каких-то 200 страниц.

 

Никакого захватывающего сюжета там нет, диалогов мало, просто плавное повествование, да еще постоянные включения в воспоминания автора об Ирландии воспоминаний его матери о нацистской Германии. Моя мама категорически обозвала роман смертной скукой. А мне вот было и интересно, и красиво, и для подумать. А еще я ужасно радуюсь, когда встречаю описания мест в Дублине, где я была, упоминания ирландских танцев и прочие мелочи для кельтанутых зануд. Однако в книге нет никаких изумрудных соплей и прочих кельтских сумерек, скорее наоборот.

 

Отец описываемой семьи мечтает строить новую Ирландию и запрещает своим детям (которых с каждой главой становится все больше) говорить по-английски. С отцом они говорят по-гельски, с матерью – по-немецки. Из-за чего становятся объектом насмешек сверстников. Глазами ребенка-автора мы видим, как сложно из глубин детства понять цели, которые ставят взрослые, как неприятно быть не таким, как все, как принуждение не способно привить любовь. Милые сентиментальные описания детских шалостей и быта прерываются то страшными воспоминаниями матери о войне, то конфликтами, которые зародившись в масштабах страны и даже отношений между странами, пускают корни в отношениях самых близких людей. Дети вырастают в бунтующих подростков, гельский продолжает терпеть поражение в языковой войне, высокие цели в реальности показывают свою оборотную сторону…

 

Мне очень приятно, что у нас переводятся и издаются такие книги. Даже скажу раньше времени, что уже купила еще одну из этой серии, совсем другую, но тоже хорошую. Однако вынуждена ругаться на «Пирамиду» за вычитку. Это же ад какой-то, как они это делают снова и снова?! Корректор не указан, редактор задолбался. Мне интересно, все читатели это видят, или только я не могу абстрагироваться? С русским у меня проще в этом смысле.

 

Вперемешку с работой и новостями перечитывала Плужныка. Еще одна моя школьная любовь, и по-прежнему нравится, как оказалось. "Галілей" и сборик "Дні".
http://ukrcenter.com/%D0%9B%D1%96%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%84%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD-%D0%9F%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA/25788-1/%D0%94%D0%BD%D1%96-%D0%B7%D0%B1%D1%96%D1%80%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D1%96%D1%80%D1%88%D1%96%D0%B2С

* * *
Зустрів кулю за лісом.
Саме там, де посіяв жито!
За яким бісом
Стільки було прожито!

Прийшла баба, поголосила...
Невеличка дірка поміж ребер...
Ну, звичайно, – краса і сила!
Marche funebre!

1926

Под влиянием массовой истерии прочла "Знак четырех" про этого нашего Шерлока. Теперь развлекаю себя предположениями, где и когда я читала это раньше: знакомы целые куски текста, но в двух моих бумажных сборниках именно этой повести не было.

Прослушала "Сон в летнюю ночь", теперь мне менее стыдно жить %) Еще послушала "Пигмалион", к концу осознала, что уже слушала его несколько лет назад.

Взяла себя в руки и снова принялась за аудиокниги. Прекрасная и ужасная "Лолита" Набокова - прослушана.

Юрко і Тарас Прохаськи "Відстані та вібрації". Якось ні про що. Забагато Юрка, замало Тараса. Повторюють одне одного. Есей, тобто з формою не визначилися. Не повною мірою художня проза, не публіцистика, не науково-популярний текст, але щось середнє між ними. Трохи з історії залізниць на Західній Україні, трохи власних спогадів і міркувань, пов'язаних із залізницями. Не погано, але не для перечитування, як на мене.

Сборник новелл Джона Кольера, еще одна книга по совету Леси. Кольер хорош. Иногда фантастичен, иногда лишь парадоксален. Всегда ироничен, местами циничен. Человек в его новеллах мелочен, низок и получает по заслугам. Порой - вполне себе юмористическое фентези, но отличается острым метким языком и предельным лаконизмом. Все как должно быть в новелле, ни одного лишнего слова и неожиданная развязка. Подробности читатель додумывает сам, никаких разжевываний. Читалось чуть тяжеловато, потому что я не большой любитель гротеска, мне надо пафос, идеализм, трагедия и герои, которыми можно хоть в чем-то восхищаться. А тут ничего такого нет. Но поралельно с Лоркой - самое то, уравновесили друг друга. В целом советую, попробуйте, особенно если нужен одновременно антипафос и слог, в котором не к чему придраться.
http://lib.ru/INPROZ/KOLER/halfway.txt


Сегодня Тарас Прохасько в Книгарне "Є", встреча с 18.00, и, может быть, я наконец дойду. Он пишет в основном зарисовки, эссе, воспоминания, размышления, чаще вполне реалистичные. Но есть один роман, "НепрОсті", и это абсолютный чудесный сюр за гранью добра и зла ^_^ Именно за "Непростых" Прохасько прозвали украинским Маркесом. Я читала его давно и очень быстро, времени перечитать не было. Роман перевели на русский, сегодня я заглянула в бесплатный отрывок из любопытства. И снова оттуда пахнуло странным карпатским волшебством. Вот вам кусочек:

 

Анне было шесть лет, когда она рассказала отцу про то, что помнит, как спала когда-то в большом сундуке, поставленном на длинном возу с восемью колесами, под деревом, с которого свисало гнездо с отверстием снизу. Отверстие было открыто, и из гнезда смотрело на нее гранатовое око какой-то птицы. А потом отовсюду слетелись тучи маленьких сов и расселись вокруг того дерева концентрическими кругами на земле, копнах сена, кустах шиповника, колодце и обороге. А еще – на веревках, натянутых от столба до столба.

 Франциск решил, что такие видения – последствие морфинизма, и позвал Непростых. Те немного поговорили с Анной, и наконец вещунья сказала, что девочке все приснилось. Она предупредила Франца, что малышка все чаще будет рассказывать всякие чудные вещи, будет выпытывать, было ли с нею когда-то то или другое. Что о некоторых вещах она до смерти будет сомневаться – что случилось, а что приснилось, потому что для нее не будет реального и нереального – лишь разные виды реальности. Но сны не имеют ничего общего с вещунством. Они рассказывают, как может быть.

...А тем временем Непростые все вместе притащились через горы в Яливец и пробыли в городе с перерывами аж до 1951 года, когда специальный отряд чекистов, переодетых бойцами УПА, сжег огнеметами психушку, где выслеженных и пойманных Непростых заперли в 1947. Им надо было приблизиться к Анне.

…гадер привел Франца на мост, где Непростые поселились. Когда-то этот виадук хотели перебросить от одного до другого выступа хребта, между которыми разместился Яливец. Сначала построить середину, а тогда довести в обе стороны до верхов. Франциск представлял себе, что когда-нибудь такая дорога превратит весь путь от Шэшула до Пэтроса в удобную прогулку. Однако этот проект оказался единственной неосуществимой идеей Яливца. Три соединенные меж собой, но не связанные с твердью арки – гораздо выше дорожных мостов в Ворохте и Делятыне – нависали над городом по диагонали, начинаясь и обрываясь в чистом небе. Вверху остался фрагмент широкой дороги. Там зажили Непростые. Франц очень долго лез на мост по висячей лестнице, которая еще больше раскачивалась от того, что гадер лез впереди. Наверху казалось, что мост слишком узкий, что достаточно пошатнуться, и полетишь вниз: на маленькие крыши, короткие улочки, узкие каналы, пену деревьев. Но вокруг лежала такая краса, как в чьей-то другой жизни. Все было выбеленным, других цветов не существовало даже на далеком солнце. Заснеженные Непростые курили трубки и смотрели на Фархауль в Марамаросских Альпах за долиной Белой Тисы. Разговор был простым – когда Анна станет женщиной, то должна будет стать Непростой. А пока они всегда будут поблизости.

Рубен Давид Гонсалес Гальего "Белое на черном" (и частично "Я сижу на берегу"). Воспоминания человека, больного ДЦП, о детских домах для инвалидов в Советском Союзе. Реальные воспоминания и те еще страшилки. Если бы мне эту книгу просто посоветовали, я бы вряд ли взялась. Но в отместку за "Внутри я танцую" Вяз зачитал мне пару отрывков, и пришлось дочитывать. Неожиданно это произведение оказалось самым увлекательным из почитанных за последние годы. Автор все-таки большой оптимист, судьба у него удивительная, погуглите.

"Марьяна Пинеда", единственная пьеса Лорки в стихах. Все правильно, красиво и трагично, но читалось тяжело. Наверное, градус пафоса и трагизма в моем организме наконец достиг комфортного уровня и повышать пока не надо.

 


Я в скважину замочную взглянула,
и показалось мне, что воздух ранен
был красной ниткой в этих белых пальцах.

 

Пьесы Гарсиа Лорки.

 

 "Чудесная башмачница". Запомнилась ремарка "Если актер, который будет играть эту роль, позволит себе хоть немного утрировать, то режиссер должен огреть его палкой по голове. Вообще никто не должен утрировать. Фарс требует естественности в игре".

 

"Любовь дона Перлимплина". Понравилась реплика "Пять холодных камелий рассвета раскрыли свои влажные лепестки на стенах этой комнаты".

 

Продолжаю читать по мотивам песен и на этот раз в программе Леся Рой и "Бойцовский клуб" Паланика. Раньше я прослушала его "Уцелевший" в порядке расширения кругозора и планировала, что как раз для кругозора одного произведения Паланика вполне достаточно. Однако не тут-то было, пришлось здаться перед настоятельными советами и посмотреть фильм, а потом и книгу прочесть. И могу сказать, что автора сложно любить, но нельзя не уважать. Из серии "сильно и страшно". Удовольствия особого не доставляет, но впечатляет в любом случае. Потраченного времени не жалко, но надеюсь, что двух его книг мне точно хватит %)


Лорка "Донья Росита, девица, или Язык цветов".

 

А еще тетрадка со стихами Антоныча. Когда-то в последних классах школы я не могла предположить, что уже через год смогу купить сборник его стихов в любом книжном. Тогда - только унылые хрестоматии из библиотеки. И я доблестно выписывала всё понравившееся (ок, почти все попавшееся) мелким неразборчивым почерком в тонкую тетрадку. Недавно нашла ее.

 

А сегодня наткнулась на русские переводы, похоже, неплохие. Вот тут, если вдруг кому: www.fantclubcrimea.info/7-antonych.html